У российско-турецких отношений такой характер – нестабильно, но друг без друга не могут

– Вы приехали в Россию почти тридцать лет назад?
– Я был первым официальным студентом из Турции в СССР. В те времена существовал культурный обмен между нашими странами. Договор о сотрудничестве был заключен еще в начале ХХ века, во времена создания Турецкой республики, во времена Ататюрка, но официально первые студенты, в том числе и я, приехали в 1989 году. Я тогда закончил уже Анкарский университет, и в Москве стал проходить стажировку в институте имени Пушкина. После стажировки я решил учиться дальше и поступил в МГИМО. Я политолог по образованию, активно участвую в политических дебатах на радио и телевидение как специалист по Ближнему Востоку и по Курдскому вопросу. Я пишу докторскую работу о курдской проблеме.

– За эти годы так много всего изменилось…
– Конечно! Я приехал в Советский Союз и стал свидетелем исторических моментов, когда в один день была одна страна, а на следующий день стала совсем другая. Конечно, не сравнить те времена с тем, что происходит сейчас. Я считаю, что мне очень повезло, потому что все перестраивалось у меня на глазах – я знаю, как было и видел, как условия жизни стали меняться, как люди стали меняться. Благодаря этому, мне легче понять русскую душу. И сегодня мне это очень помогает, когда я общаюсь с людьми. Благодаря моему опыту я понимаю, что человек в определенных экономических обстоятельствах человек может вести себя согласно этим обстоятельствам, но при этом я могу понять, какой человек на самом деле. Ведь часто люди показывают себя не такими, какие они есть на самом деле.
За те годы, что я живу в России я тоже чуть-чуть обрусел – я уже даже в своей родной стране смотрюсь иностранцем – у меня поменялся характер и взгляды, ведь культура и страна влияют на человека. Сегодня я чувствую себя частью российского общества. И мне даже сложно уже сказать, где я больше иностранец – в России или в Турции.
Важно отметить, что Россия открыла для меня очень большие возможности – здесь я обрел семью, получил образование, добился экономических успехов. Часть моих друзей много лет назад уехали в США, рассчитывая на то, что страна, где сбываются мечты, поможет им добиться больших успехов, а в результате сейчас получается, что Россия страна возможностей. А они в Америке особых успехов не достигли.

– Как происходит адаптация людей из Турции в России?
– В основном те, кто приезжают сюда из Турции, они либо сами работодатели, либо приезжают уже на работу по конкретному контракту, то есть они знают на какую работу и в какую компанию они приезжают. Бывают случаи, когда турецкий гражданин приезжает в Россию и ищет работу на месте, но это случается крайне редко. Поэтому ситуация по сравнению с другими мигрантами достаточно хорошая – приезжающие изначально знают, куда они едут и на что они идут.
Еще один важный момент – существует много смешанных браков между турками и русскими. И это тоже крайне облегчает пребывание турецких граждан в России, так как они сразу попадают в российскую действительность – дети, традиции, культура, общение. И это очень помогает адаптироваться. Как таковой проблемы адаптации для граждан Турции нет.
Не нужно забывать, что много граждан России живут в Турции – если сегодня в Анталии, например, провести референдум с участием русских граждан, то, возможно, они смогут сильно повлиять на решение поставленного на референдуме вопроса. Это тоже помогает. За последние тридцать лет так получилось, что турецкая и российская культуры очень сблизились, поэтому люди приезжающие в Россию уже, как правило, сталкивались с российской культурой у себя на Родине, знают русский язык. Это обычный случай для граждан СНГ, но не обычный для граждан дальнего зарубежья. Из-за сближения культур многие граждане Турции изучают русский язык, а потом уже едут в Россию подготовленные.
Конечно, возникают такие моменты, когда политические проблемы диктуют свои правила поведения. Например, все мы помним про инцидент с самолетом. Безусловно, у турецких граждан в России сложилась тогда очень сложная ситуация – они не были ни в чем виноваты, а стали козлами отпущения, потому что многим пришлось покинуть страну из-за санкций. Но тут граждане не могут ни на что повлиять.

– В каких областях, как правило, работают граждане Турции?
– В основном турецкие граждане работают в области строительства, но сейчас ситуация сильно изменилась по сравнению с тем, что было 5-10 лет назад. Сейчас многие российские компании набрали большой опыт, и набрались опыта граждане СНГ, которые ранее работали с турецкими рабочими и инженерами. В результате сейчас они очень часто заменяют турецких строителей, и, как следствие, количество турецких строителей сейчас заметно упало. Но стоит отметить, что многие из тех, которые остались, сами стали предпринимателями. И это очень важно: Россия многим гражданам Турции дала уникальную возможность – из простых рабочих они превратились в серьезных предпринимателей. Они относятся к России с особым уважением – здесь они добились того, чего не могли добиться у себя на Родине.

– Квалификация приезжающих людей высокая?
– Да. Особенно после кризиса, потому что российская сторона ужесточила правила приема на работу: был установлен визовый режим, а получать визу на работу намного проще квалифицированным рабочим. За последний год-два количество квалифицированных рабочих ощутимо увеличилось.

– Существует ли в России турецкая диаспора?
– Да, конечно. Ассоциация турецких предпринимателей существует в России уже более 15 лет. И некоторые вопросы граждане Турции решают через эту структуру. Сейчас при поддержке государства создается Турецкий культурный центр.

– Каково отношение российских граждан к турецким мигрантам? Меняется ли оно в зависимости от каких-то политических событий?
– Общаясь со многими людьми из Турции, я никогда не слышал ни о каком отрицательном отношении. На человеческом уровне отношения прекрасные, как были, так и остались. В Турции намного больше проживает русских, чем турок в России. И там тоже очень теплые и хорошие отношения. У российско-турецких отношений такой характер – нестабильно, но друг без друга не могут.

– Вы так давно живете в России, поменялось ли, по-вашему, отношение к мигрантам у россиян за эти годы?
– Проблема мигрантов актуальна давно и во всем мире. Надо с пониманием относится даже, если где-то есть негативное отношение – ведь местный житель может видеть в мигранте потенциальную угрозу, например, что он может потерять из-за него работу.
На мой взгляд, вопрос адаптации мигрантов в России – это долгий процесс, но он идет и успехов много. И в этом отчасти помогает тот факт, что многие мигранты – граждане СНГ – они во много свои и раньше мы жили вместе.
Мигрантам просто надо адаптироваться – изучать язык, стараться понять российские традиции и обычаи. Ведь если человек не ограничивает себя и старается, а другой это видит, то уже формируется хорошее отношение. Важно показывать свою расположенность. Вопрос адаптации мигрантов стоял, стоит и будет стоять. Но это долгий процесс, и в России делается много.
Неизбежность миграции очевидна. Нет сейчас ни одной страны, где бы не было мигрантов. В те страны, из которых приезжают мигранты к нам, тоже приезжают мигранты из других стран. Это глобальная проблема, которую каждая страна решает, как может. И России во многом легче, чем другим, например, Европейским странам, куда приезжают люди совсем чужие по культуре и мировоззрению.

– Во процессе адаптации мигрантов часто возникают религиозные вопросы…
– Мусульманская культура – это часть российского общества. Сейчас даже в школах предлагают выбор по изучению религий – это значит государство заботится о свободе выбора. Россию больше беспокоит не Ислам, а радикальный Ислам. Но он беспокоит весь мир.
И мусульманство, и христианство – это религии книги. И они воспринимают друг друга – для мусульманина Иисус тоже пророк. Все основные моменты схожи – не убей, не укради, не обмани…И если человек не будет радикально настроен, то вопросы о том, как одеваться или как себя вести возникать не будут. Такие тонкости становятся частью культурного богатства общества. При этом надо учитывать нравы и традиции той страны, где ты проживаешь. Ведь они остаются доминирующими, и это нормально. «Нельзя в чужой монастырь со своим уставом», но и монастырь не должен тебя отталкивать. Важно уважать культуру страны чужой, при этом сохраняя свою.
Если ты ждешь уважения от других, то ты должен сам уважать в первую очередь. Это сложный процесс на фоне всего, что происходит в мире. И общее положение в мире не благоприятное для решения таких проблем, но со временем многие вопросы потеряют свое значение. Во многих вопросах миграционной политики Россия находится в лучшем положении, чем другие страны.

– Каких услуг для мигрантов, по-вашему, не хватает на данный момент?
– У нас тоже работают мигранты, и они говорят, что сейчас их проблемы решаются намного быстрее и легче, чем несколько лет назад. Основная проблема то, что мигранты становятся нелегальными в силу разных обстоятельств, порой от простого незнания каких-то вещей, и возможность проведения амнистии для отдельной категории граждан была бы очень хорошей и нужной услугой.

– Чтобы Вы пожелали Федерации мигрантов России?
– Желаю, чтобы Федерация мигрантов России сделала все, чтобы от ее работы было больше пользы для тех добросовестных людей, которые в этой помощи реально нуждаются.

Вам также могут понравиться