Пакистанцу нужны годы, чтобы хорошо выучить язык и разобраться в национальных особенностях

– Вы возглавляете «Землячество Пакистанцев» уже третий год…
– «Землячество Пакистанцев» как организация существует не так давно. В 70-х годах в СССР стали приезжать студенты из Пакистана. Тогда они начали формировать пакистанский контингент в России. До этого времени Россия для нас была закрытой страной. Когда я учился в школе, то на картах мира было просто написано СССР – ни названия городов, ни столицы. И вот 15 лет назад мы собрались и решили организоваться совместно всем пакистанцам, которые проживают в России. Два с половиной года назад я стал президентом «Землячества Пакистанцев» в первый раз. Тогда я зарегистрировал организацию официально, было положено начало официальной деятельности. И с тех пор мы проводим различные мероприятия, отмечаем национальные праздники и важные события в жизни нашей страны. Я очень благодарен моим коллегам, которые во всем мне помогают: Нур Хабиб шах, Адил Масауд шейх, Махбуб Бхатти. 7 июля текущего года по итогам двух лет работы меня выбрали главой «Землячества Пакистанцев» на второй срок.

– Расскажите о деятельности Вашей организации?
– Вся наша работа нацелена на улучшение взаимодействия России и Пакистана в вопросах экономики, культуры, государственных связей. К сожалению, на данный момент наработок мало – в некоторых областях почти совсем нет. В последнее время Пакистан начал сотрудничество с Россией в оборонном секторе – производятся закупки.
Пакистан – это огромный трудовой ресурс. На сегодняшний день большая часть пакистанцев ездит на заработки в Дубаи, Саудовскую Аравию и другие арабские страны, но проблема в том, что там у них нет никаких прав. В арабских странах люди по 40 лет работают, а в итоге возвращаются ни с чем – ни пенсии, ни лечения, ни права на образование. Если пакистанские граждане приедут в Россию, то условия жизни для них будут намного лучше.

– Большая ли Пакистанская диаспора на сегодняшний день?
– В России человек около 700-800. Большая часть живет в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Иваново. Есть даже несколько человек в Крыму. Пакистанцы в основном занимаются предпринимательством. Многие занимаются ювелирным делом – торгуют ювелирными изделиями. Есть и рабочие, но они составляют около 15%. Важно отметить, что преступности среди пакистанцев практически нет – они не пьющие, не курящие – настоящие мужчины для России.

– Какие у пакистанцев возникают проблемы при адаптации?
– Самая большая проблема – это языковой барьер. Пакистанцу нужны годы, чтобы хорошо выучить язык и разобраться в национальных особенностях. Как правило, все пакистанцы знают английский, урду, арабский, какой-то европейский – но не русский. Но мы работаем в этом направлении. Сейчас у нас есть в планах открыть школу русского языка в Пакистане, чтобы дать базовый курс для желающих приехать или вести дела с Россией. У нас есть такая традиция – учить язык страны, в которую собираешься ехать, заранее.
Из-за незнания языка, когда пакистанцы оказываются в Москве, им часто необходим переводчик. Поэтому мы держим команду добровольцев в разных городах России, которые помогают нам в случае необходимости. Часть расходов я беру на себя, но помогают они добровольно.
Другая проблема – климат. Часто в Россию приезжают пакистанцы, которые никогда зиму не видели. Для них, конечно, экстремальные условия температурные. Конечно, бывают сложности с документами. Но и мы, и посольство помогают приезжающим во всех вопросах – стараемся объяснить самые важные моменты. Например, что надо всегда с собой носить документы – их могут проверить в любой момент. У пакистанцев нет привычки носить с собой паспорт, поэтому периодически они попадают в не очень приятные ситуации.
В России сильно меняется отношение к человеку, если у него нет документов. Без документов нет никаких прав. Вот в Англии, если у человека нет документов, то ему помогают – дают жилье, одежду, адвоката, ежемесячное пособие. Мне кажется, что важно, чтобы в России базовые права были бы обеспечены, даже если у человека нет документов.
За последние годы произошло много изменений – сделали систему одного окна – она упростила многие процессы, но на этом не стоит останавливаться. Необходимо придумать и ввести такую систему адаптации, чтобы человек «с нуля», пройдя процесс адаптации, становился полноценным членом российского общества. В таком случае он будет чувствовать обязательства перед страной, которая его поддержала. Будет рассказывать о своем положительном опыте своим согражданам.
Это, в свою очередь, увеличит поток людей. Ведь в России сейчас страшный демографический кризис. Когда я приехал в 1992/1993 годах население России и Пакистана было примерно равным – около 155 млн., а сейчас в России – 142 млн., а в Пакистане – 225 млн. Это еще раз доказывает, что поток мигрантов нужен России.
Я здесь уже 25 лет – и всем помогаю по любым вопросам. Например, часто Россия оказывается транзитной страной для пакистанцев, которые едут в Европу. Но случается, что их обманывают и бросают в России, они остаются без денег и без возможностей что-либо делать. За 25 лет ко мне обратилось около 2000 пакистанцев с такими проблемами. Помогали всем, чем можем. Кто-то остался в России, кто-то вернулся обратно в Пакистан, кто-то нашел дорогу вперед.

– Пакистанцы приезжают больше семьями или без семей?
– У нас в Пакистане есть закон – женщина не имеет права выезжать из страны на работу. У нас женщины не работают. И редко бывает, что приезжают семьями – приезжают одинокие мужчины и создают семьи здесь. Такие браки, как правило, очень благополучные. Разводов нет совсем. И в Пакистане 99,9% браков длятся всю жизнь, при том, что в 80% случаев жених и невеста не видят друг друга до свадьбы. У нас даже слово «развод» произносить нельзя.

– Пакистанская диаспора поддерживает особенно добрые отношения с Индийской диаспорой?
– Индийская диаспора очень близка с пакистанской. Кроме вопросов религии, конечно. У нас много общего – мы играем в крикет и бильярд, проводим спортивные и культурные мероприятия. Стоит отметить, что индусская диаспора очень большая и часто пакистанцы работают у индусов, и наоборот тоже бывает. Мы помогаем друг другу.

– Много ли в России студентов из Пакистана?
– Широкой практики обмена студентами нет, но недавно проходила встреча в РГГУ, которая закрепила обмен между студентами РГГУ и студентами пакистанского ВУЗа. В среднем в России учиться около 50-200 пакистанских студентов. Но, конечно, необходима поддержка на государственном уровне, ведь на данный момент большая часть студентов уезжает, закончив обучение.

– Какие спортивные мероприятия Вы проводите?
– Мы уже 17 лет играем в крикет. Я являюсь директором «Крикет России» – я был и капитаном сборной России. Есть и Международная спортивная ассоциация по крикету, и наша команда также туда входит. Есть женская команда и детская. Каждый год летом в Москве проходит чемпионат по крикету. Приглашают нас и заграницу, и к нам приезжают из разных стран. Пока у нас нет своей площадки – мы арендуем, но, конечно, мечтаем, чтобы нам выделяли место. Мы даже готовы сами облагородить его. Мы стараемся внедрять крикет в спортивную жизнь России.
Также мы играем в снукер. В Москве это не очень популярный вид спорта. Но тем не менее каждый год в зимнее время мы проводим международный чемпионат – мы оборудовали клуб самостоятельно. Рад заметить, что победить пакистанца в снукер невозможно!

– Это Ваш национальный спорт?
– Нет, национальный вид спорта – хоккей на траве.

– Существуют ли проблемы с адаптацией детей?
– Да, есть. У нас нет совсем никаких учреждений для адаптации детей. Долгое время не было и специализированных школ, но сейчас открыли школу духовного воспитания «Духовное управление мусульман» на Автозаводской. И я очень благодарен этим людям, потому что за 5-10 занятий мой сын узнал все, что я так хотел ему передать, но не смог пока. Стоит отметить, что такие учреждения полезны всем – там обучают быть человеком, обучают уважать старших и близких, рассказывают о пророках, объясняют простые истины. По всему миру Ислам представлен в искаженном виде, поэтому надо ставить только образованных людей, чтобы они обучали Исламу других. Нужно создавать правильный, положительный имидж Ислама.
Россия образованная страна. И если открывать такие специализированные школы, то мы сможем создать правильную картину мира и Ислама в нем.

– Вы сотрудничаете с Посольством?
– За долгие годы, что я живу в России, многие послы уже сменились и было разное, но взаимодействие было всегда. У посольства в России работы немного, но сейчас команда очень хорошая, они всегда помогают.

– Какие культурные мероприятия Вы проводите?
– На фестиваль «Спасская башня» приезжал дважды Пакистанский военный оркестр, приезжали и другие музыканты. Мы в Москве сами создали музыкальные коллективы, которые выступают на разных мероприятиях.
Раньше я проводил выставку товаров из Пакистана «Сказочный Восток», сейчас ее проводит мой товарищ. На этой выставке можно найти любые товары: и ювелирные изделия, и одежду, и продукты, и чай. Также на выставке представлены индийский товары.

– Что Вы можете пожелать Федерации мигрантов России?
– Успехов, потому что сейчас в Федерации мигрантов России работают лучшие специалисты – ранее с этим была большая проблема. Вадим Викторович взялся за то, что не каждый смог бы. Здоровья ему! Федерация мигрантов России может играть ключевую роль в миграционной политике России. Мы со своей стороны готовы во всем ему помогать.

Вам также могут понравиться