«На данный момент я принимаю любой вызов и рад любому сопернику»

– Когда Вы начали заниматься спортом? 

– Когда я учился в школе, то унас в Дагестане в каждом селе, в каждом районе были занятия по вольной борьбе. Вот и я с третьего класса увлекся этим видом спорта. Прозанимался я шесть лет, а после девятого класса я оставил школу и спорт, и на несколько лет занялся совсем другими делами. Потом я переехал в Москву, и решил вернуться к занятиям спортом.  

– В Москве сразу решили заняться спортом? 

– Нет. Когда я приехал в Москву 5 лет назад, конечно, было очень не просто: огромный шумный город, толпа людей, все куда-то бегут, огромные расстояния. Вначале я только работал и немного отдыхал вечером приходя домой. Потом мне мой друг подсказал, что ей спортивный зал, где можно заниматься, что есть тренеры, к которым можно обратиться. Сначала мы тренировались вместе с моим другом, но у него случилось травма, и продолжил я уже один. Сначала тренировался по 2 раза в неделю, но достаточно скоро стало понятно, что этого недостаточно, чтобы выступать профессионально. Обычно спортсмены тренируются по два раза в день… И тогда я перешел к тренеру Тимуразу Дудаеву, с кем я тренируюсь до сих пор, и тогда уже началась профессиональная подготовка. И я очень рад, что я вовремя перешел к нему.  

В начале я даже не думал, что буду заниматься этим профессионально. Я просто хотел быть в форме. Но мой тренер поверил в меня и предложил сделать бой. Так и началась моя история в профессиональном спорте. 

В 2017 году я провел первый бой. К нему я готовился полгода каждый день, выкладывался по максимуму, и оказалось не зря – я выиграл этот бой в первом раунде нокаутом. После этого я и сам поверил, что все возможно.  

– Вы уже наметили себе какую-то цель, к которой стремитесь? 

– Конечно, у каждого есть своя цель. Как любой спортсмен стремится к Олимпийской награде, как самой значимой и важной в профессиональном спорте, также и в смешанных единоборствах есть ряд значимых турниров, принять участие в которых хочет каждый борец. Мне хотелось бы принять участие в турнирах мирового значения, хочу попасть в UFC, но для начала, конечно, нужно проявить себя на турнирах в России и СНГ, чтобы меня заметили и пригласили.  

– А как Вы готовитесь к боям? 

– Самое сложное в подготовке к бою, это каждый день работать, а после работы находить силы, чтобы бежать в зал и тренироваться. Тренироваться получается только вечером, примерно с десяти часов, а на следующий день надо снова рано вставать на работу. И так каждый день. Конечно, от этого устаешь и морально, и физически. И особо сложно, когда приходится сидеть на диете – это также забираем много сил. 

Готовясь к боям, мы обязательно изучаем соперника и его сильные и слабые стороны. Если он сильнее в вольной борьбе, это один план, если он силен в стойке, то это другой план. В каком-то случае важнее защита, в каком-то нападение и изматывание. Любой подготовка к бою строится от противника.  

– А у Вас есть соперник, с которым Вы хотели бы провести бой? 

– Не знаю. Кому-то бросать вызов я пока не думал. На данный момент я принимаю любой вызов и рад любому сопернику. Мне хотелось бы проводить по 4-6 боев в год, так как мне уже 26 лет… 

– Это много? 

– Да. Для борца и спортсмена это уже очень много. Многие бойцы попадают в UFC в 22-24 года, а мне уже 26, а еще так много надо сделать в своей спортивной карьере… 

– Как Вы считаете, какой «базовый спорт» дает приоритет борцам в смешанных единоборствах? 

– Конечно, вольная борьба. Это всегда было большим приоритетом борцов в смешанных единоборствах. И многие из лучших борцов ММА в прошлом имеют медали Олимпийских игр именно по вольной борьбе.  

– Когда Вы только приехали в Москву, у Вас были сложности адаптации? 

– Да, конечно. Знаете, кого бы я не встречал, все говорят, что в начале очень сложно. Сначала я работал без выходных с 9 вечера до 9 утра, репу чистил в гастрономе. Дорога до работы занимала полтора часа. Но потом я познакомился с хорошими людьми, которые помогли с работой и многим другим. Сейчас я работаю уже с восьми до пяти, чтобы успевать вечером на тренировки, в выходные я отдыхаю от работы – готовлюсь к турнирам и участвую в них.  

– Работодатель с пониманием относится к участию в боях? 

– Да. В начале они относились хорошо. Но сейчас, когда я перешел на профессиональный уровень, то для участия в турнирах и сборах мне приходится периодически отпрашиваться у них, и это, как понимаете, им уже не нравится – говорят, чтобы я завязывал.  

– Возможно ли обеспечить себе нормальную жизнь участием в боях ММА? 

– На данный момент – нет. На этом уровне – нет. Если бы были бы спонсоры, то такой вариант возможен, но если просто участвуешь в боях периодически, то приходится работать одновременно. Тем более, вы же понимаете, какой дорогой город Москва.  

– Для Вас ММА – это спорт или шоу? 

– В ММА, кто больше привлекает внимание и больше болтает, тот получает больше денег, но у нас к этому не так относятся в России. В Америке нормально, если тебя оскорбляют, есть ведут себя вызывающе – зрителям это нравится, а значит будут привлечены спонсоры в большом количестве и продастся много билетов. В России и у нас в Дагестане за свои слова надо отвечать.  

– У Вас есть кумир? 

– У меня нет кумиров, у меня есть борцы, за которых я болею и переживаю, которых я поддерживаю. Например, мой земляк, Нурмагомедов.  

– У Вас бывает свободное время? 

– Да, иногда бывает свободное время в выходные, и как правило, я не делаю чего-то особенного, я просто сплю, потому что при моем образе жизни сна мне очень не хватает. А нехватка сна очень сказывается и на тренировках, и на особенно на турнирах. Для борца очень важно питание и сон.  

– Какие у Вас планы в промоушене FFC? 

– Когда я только планировал участие в турнире FFC, я поставил себе цель стать чемпионом, и у меня получилось – я защитил свой пояс. И я готов защищать его дальше. Планирую участвовать в следующем турнире этой весной. 

– Сколько Вам необходимо времени для восстановления между боями? 

– Как правило, 2-3 месяца вполне достаточно. Конечно, только если нет никаких травм. Потому что, когда у меня был перелом скулы, мне пришлось целый год сидеть дома – полгода нельзя было спаринговаться, а потом полгода набирал форму, потерянную за время восстановления.  

– Вы рассматриваете вариант тренерской карьеры? 

– Я думаю, что еще лет десять я буду выступать, как борец, а потом никто не знает, что будет. Но тренером точно не стану, потому что для тренерской работы необходимо огромное количество навыков иметь – наш тренер занимается с огромным количеством борцов, но к каждому он находит свой подход, к каждому одинаково внимателен, с каждым разговаривает. У меня на такое терпения не хватит 

– А как Ваши родители относятся к Вашему увлечению? 

– Мама против, каждый раз просит бросить. Папа наоборот – каждый раз говорит, чтобы я маму не слушал и тренировался больше. Папа мои бои смотрит, а мама сидит в другой комнаты спрашивает, как проходит бой… Смотреть не может.  

– Что Вы хотели бы пожелать Федерации мигрантов России? 

– Хочу поблагодарить Федерацию мигрантов России, что они проводят такие турниры. Этим они очень помогают молодым ребятам не пропадать на улице и дают надежду на большие возможности. А пожелать хочу всего самого хорошего! 

Вам также могут понравиться