«Мы индивидуально подходим к каждому»

На вопросы газеты «Мигранты сегодня» ответил основатель школы для мигрантов клуба «Билим» Максатбек Абдуназар.

– Вы приехали в Москву со своей семьей, когда Вам было 12 лет, и после учебы в школе и Институте стали работать, помогая мигрантам и беженцам, а также проводили исследования, изучая процессы адаптации мигрантов. Скажите, что больше повлияло на Ваше решение открыть школу для мигрантов – Ваш личный, детский опыт адаптации или работа с семьями уже во взрослом возрасте.

– Можно сказать, что и то, и другое…. С одной стороны, повлияло то, что, сталкиваясь с проблемами семей мигрантов, ты видишь себя в прошлом. Это, конечно, личное. С другой стороны, когда долго живешь в не своей стране, всегда возникает вопрос, где твоя Родина – где живешь или где родился. Потому что в какой-то степени и там, и там ты начинаешь чувствовать себя чужим. И потом понимаешь, что важно быть полезным – и в той стране, которая дала тебе образование и приняла и для той страны, откуда ты родом. Это было важным моментом для принятия решения об открытии школы для мигрантов.

Когда мы делали исследования по адаптации мигрантов, мы видели много проблем и на уровне детей, и на уровне родителей. Это было и плохое знание русского языка, и не понимание системы, и отсутствие информации о правилах приема в школу. Иногда люди просто не знали, что они имеют право на образование. Когда мы проводили исследования, то я очень злился на себя и коллег из-за того, что мы задаем вопросы, видим проблемы, но при этом никак этим людям не помогаем… Это тоже было хорошей мотивацией для открытия клуба «Билим».

– Во время исследований Вы работали в основном с беженцами – они переезжают в другую страну вынуждено. Мигранты все-таки переезжают осознанно, особенно, если с детьми – это их выбор с точки зрения страны или города, с точки зрения срока пребывания и состава приезжающих и т.д. Существует ли разница для Вас между работой с мигрантами и беженцами?

– Разница всегда есть? И не только между мигрантами и беженцами. Даже мигранты бывают разные: одни приезжают добровольно, другие вынуждено, потому что нужно накопить на дом или на свадьбу или просто на жизнь… Детей привозят по разным причинам – иногда, потому что не хотят разрушать семью, иногда, потому что просто не с кем оставить… Обобщать невозможно: есть сельская миграция, есть городская. Городская – это, как правило, хорошо проинформированные, подготовленные люди с высоким уровнем русского языка. Сельская – это низкое образование и порой полное отсутствие знаний русского языка и информации. К нам в клуб «Билим» больше приходят дети из сельской миграции. Городские приходят к нам учить, например, английский.

– Ощущаете ли вы, что последнее время увеличился поток сельской миграции?

– Да. Ощущаем, но это очевидно. Ведь раньше в Россию в основном приезжали «городские», потому что для них это было проще, а сейчас с развитием и технологий, и увеличением транспортного сообщения, с улучшением доступности транспортных средств, поехали «сельские». Транспортный вопрос решен, но в остальном их готовность к переезду находится не очень на высоком уровне.

Мы продолжаем проводить исследования, и когда сейчас мы задаем вопрос «Что ты будешь делать после того, как окончишь школу?», мы часто слышим ответ «Я поеду в город». Под городом в данном случае всегда подразумевается Москва, а не столица какой-то страны…

– В работе Вашего клуба «Билим» вы начинали с детей, потом появились и взрослые… Есть ли планы расширятся и дальше? Например, оказывать дополнительные услуги, не только образовательные?

– Дело в том, что образовательные программы – понятие крайне широкое. Юридическую помощь тоже можно сделать образовательной – делать курсы, обучающие, как устроить ребенка в школу, например. Изначально у нас были только курсы русского языка, и когда по итогу года мы обзванивали родителей и узнавали, каковы их успехи, оказалось, что всем удалось устроить детей в школы. Мы задумались, почему и стали изучать данный вопрос, и оказалось, что важной причиной было то, что они знали, как это сделать – потому что мы в течение года устраивали семинары по данному вопросу.

Многие дополнительные услуги мы оказываем через партнеров, в том числе юридические консультации и медицинскую помощь. Мы стараемся участвовать в различных совместных проектах…

– И сами организовываете интересные мероприятия, например, походы в музеи…

– Да. Понимая, что приходящие к нам дети много сидят дома, мы решили, в рамках их адаптации организовать походы в музеи – это и для взрослых, и для детей. Мы искали бесплатные варианты и нашли – каждое третье воскресенье месяца в Москве бесплатно работают некоторые музеи – мы попробовали организовать, и у нас получилось. С нами ходят и те, кто у нас учатся, и те, кто не учатся, потому что информация распространяется через социальные сети и наших партнеров, и мы рады видеть всех.

Иногда получается найти волонтера-экскурсовода, иногда сами проводим экскурсии. Для нас это очень важная часть работы, потому что для детей это особый вид адаптации – и с точки зрения друг друга, и с точки зрения социума.

– Расскажите о ваших программах – у вас есть и русский язык для иностранцев, и помощь школьникам и много всего другого…

– Мы всегда отталкиваемся от спроса, например, недавно был спрос на киргизский язык, потому что дети, обучаясь здесь в школе, стали забывать свой родной язык… У нас есть подготовка к школе, есть математика и русский язык в рамках школьной программы, есть английский язык и много всего другого…

– Занимаетесь ли Вы с детьми такими предметами, как рисование, например?

– Что касается дополнительных занятий – таких, как рисование или лепка – пока у нас их нет, но, думаю, что это будет не очень интересно для нас, потому что все это есть и в школе, у нас все-таки приоритетная задача дать детям то, чего им в школе дать не могут.

– Есть ли планы открываться в других городах?

– Да, этим летом мне поступило предложение открыть филиал в Санкт-Петербурге. Также сейчас ведем переговоры с Екатеринбургом.  В Москве у нас есть небольшая сложность с кадрами.

– Почему?

– Потому что к детям нужен особый подход. Не обязательно знать два языка, более того, у нас есть преподаватели, которые не знают языка носителя, но они обучают русскому по специальным методикам – картинки, жесты и т.д. Работать с детьми мигрантами сложно с психологической точки зрения, потому что для таких детей ситуация изначально не простая. Важно не просто найти подход, но и правильно мотивировать ребенка. Мы индивидуально подходим к каждому.

– Работая с семьями мигрантов, сталкиваетесь ли вы с дискриминацией в том или ином виде?      

– Разные бывают случаи, но порой бывает, что семья находит проявления дискриминации, а на самом деле этого нет. Конечно, мы стараемся разобраться. С родителями я общаюсь лично. Родители бывают разные: бывают такие, кто говорит «мы вам заплатили, вот и занимайтесь», им приходится объяснять, что обучение детей – процесс совместный. Иногда родители просят за месяц подготовить ребенка к школе, тогда мы объясняем им, что это невозможно…

– С какими проблемами Вам еще приходится сталкиваеться?

– Проблем много, одна из основных – это информационная. Несмотря на Интернет и социальные сети, все равно многие приезжают, не зная всех своих прав, не зная процедур оформления документов и т.д. Это касается и школ, и медицинской помощи. Проблема порой в том, что взрослые боятся контактировать с администрацией школы – просят нас пойти с ними, некоторые просто боятся больших зданий, некоторые боятся не понять, что им скажут в школе и им проще, когда с ними «поддержка».

– Вы помогаете?

– Мы пробовали, но когда приходит «дядя» и качает права, то к ребенку тоже начинают относиться предвзято. И мы отказались от такой практики – мы больше теперь направляем, подсказываем, мотивируем. Родители детей, которые обучаются у нас, часто обмениваются информацией, пока ждут детей с занятий. Такой своеобразный «родительский клуб».

Мы пробовали издавать брошюры со всей необходимой информацией, но брошюрами всем не поможешь, кому-то нужно помочь личным советом, кого-то просто вдохновить или мотивировать.

–  Готовите ли вы детей к поступлению в ВУЗы?

– Бывают и такие запросы. Например, в этом мае мы готовили мальчика для поступления в ВУЗ в Киргизии. Под запрос делаем все! При этом специальной методики нет. Мы отталкиваемся от ребенка, подбираем методики согласно его особенностям и запросам его родителей.

– Откуда методики? Ведь у вас нет педагогического образования, а показатели обучающихся у Вас очень высокие?

–  Я окончил магистратуру по специальности доказательно-образовательная политика. Нас учили анализировать данные в области образования, учили управлению в образовании и стратапам. Конечно, у нас есть методист и преподаватели, но мы стараемся аккумулировать различные программы и методики и адаптировать их под конкретного ребенка.

Когда ребенок приходит к нам, мы показываем ему наш шкаф с грамотами и кубками, и спрашиваем его, есть ли у него такие, хочет ли он такие… К каждому стараемся найти подход и мотивировать их. Предлагаем участие в фестивалях, турнирах и соревнованиях как бонус за хорошую учебу. Бывает, что ребенок не делает домашнего задания, тогда нам приходится иногда даже его припугнуть – если ребенок дорожит жизнью в Москве (потому что здесь родители или друзья), то пугаем, что не будем заниматься с ним, и ему придется уехать, если наоборот, то наоборот… Для многих участие в походах в музеи и участие в других мероприятиях является мотивирующим. Для многих важно общение с другими детьми – мы устраиваем на занятиях совместные образовательные игры, и порой даже после занятий дети продолжают играть…

С одной стороны, очень важная часть работы – тестирование детей, для этого мы используем ВПР и другие академические системы. С другой стороны, важен психологический подход, чтобы понять, как можно заинтересовать ребенка, так как для нас это является ключевым моментом…

Сейчас я пытаюсь разработать систему тестирования детей на их навыки. В современном мире нужны не только академические знания, но и навыки. Если у него есть лидерские навыки, то он может многого добиться даже с не очень хорошим знанием русского языка, и наоборот…

– А что мотивирует лично вас?

– Я пытаюсь совмещать и практику, и научные исследования. Клуб «Билим», хоть и коммерческий проект, но много на нем не заработаешь, поэтому я параллельно веду такой проект, как обучение мигрантов бизнесу. Мы не проводим тренинги, мы занимаемся наставничеством. Например, к нам обратилась женщина, работающая в магазине продавщицей, сказав, что хочет открыть свой бизнес, потому что нашла финансовую поддержку, но для открытия бизнеса нужен бизнес-план и понимание множества процессов. Я обучал ее не только русскому языку, необходимому для работы, но и доказывал ей, что за год она сможет вернуть вложенные деньги, и у нее все получилось, и теперь у нее свое достаточно успешное дело.

Мне нравится работать с людьми, которые хотят чего-то добиться. Был у меня опыт открытия Интернет-магазинов: и вопрос был не только в моем наставничестве, но и в том, что мне самому было интересно понять, как это работает, почему люди покупают по Интернету – я даже сам лично проводил опросы. Так мне удалось совместить исследования и практику уже в этом проекте.

– Думали ли вы работать с русскими детьми?

– Нам очень помог конкурс «Инновации в образовании», который показал, что сейчас очень много проектов в сфере образования, при том, что в сфере образования для мигрантов мало кто работает, а в этом направлении я имеют огромный опыт, как практический, так и теоретический. В области миграции конкуренции почти нет. Плюс для образовательной программы нужно всегда найти проблему, которую надо решать. С мигрантами мне она понятна.

У нас есть один проект, который мы готовим сейчас, и он касается подготовки специалистов в конкретной области – и подготовка эта касается перехода от теории, полученной ими в институте к практике. Но пока он еще находится в разработке.

Есть много исследований, которые никак не применимы в практике. Думаю, что основываясь на них можно придумать много интересных проектов, и таким образов осуществить мою мечту о совмещении практики и теории в работе.

– Что вы можете пожелать Федерации мигрантов России?

–  Я хотел бы пожелать больших успехов, достижений целей и выполнения задач. Чтобы помогали людям, чтобы больше находила связей, чтобы быть мостиком между государством и мигрантами.

 

Вам также могут понравиться