Важно уважать законы страны, в которой находишься

– Уважаемый господин Посол, Вы находитесь в России уже много лет, чего удалось достигнуть за эти годы?
– Я приехал в Россию в 2011 году, то есть уже восемь лет я прикладываю все усилия, чтобы улучшить отношения между Россией и Гвинея-Бисау. Важно отметить, что мы ведем работу по разным направлениям: и образование, и экономика, и научные разработки.
Дружеские отношения с Россией возникли у Гвинеи-Бисау с 60-х годов ХХ века. Они установились во времена войны за независимость от португальских колонизаторов. Нельзя не упомянуть, что Россия (тогда Советский Союз) была одной из первых стран, которые признали независимость Гвинеи-Бисау. И в то время Россия очень помогала нам в борьбе за независимость.
Безусловно и дальше наши отношения продолжились, был подписан ряд договоров о сотрудничестве, в том числе и в области военной промышленности. Договоренности, достигнутые во второй половине ХХ века сохраняются и развиваются и в наши дни. Каждый день сотрудники Посольства проводят работу для оптимизиции этих отношений. Стоит отметить, что к нам обращаются не только государственные структуры. Мы помогаем и частным предпринимателям, которые приходят к нам со своими проектами. Регулярно мы проводим встречи на разных уровнях для обсуждения условий сотрудничества с целью достижения новых целей.
– Много ли студентов приезжает в Россию из Гвинеи-Бисау?
– Независимость Гвинеи-Бисау была провозглашена в 1973, но дальше шел долгий процесс формирования нового свободного государства, который завершился в 90-е годы ХХ века. В те времена у нас было много студентов, которые приезжали в Россию учиться. В зависимости от года их число могло доходить до нескольких сотен. Со временем количество студентов стало сокращаться, и в 2011 году, когда я приехал наша квота составляла всего 25 студентов. Но за годы, которые я работаю здесь, нам удалось достигнуть договоренностей об увеличении квоты. И на данный момент она составляет 50 студентов. То есть каждый год 50 студентов из Гвинеи-Бисау приезжают в Россию на обучение. Конечно, они обучаются разным профессиям в разных городах России.
Те, кто приезжают, встречают много трудностей: в первую очередь – язык. Русский и португальский языки очень далеки друг от друга, поэтому первые 8-9 месяцев уходят на то, чтобы изучить язык – то есть на определенный подготовительный курс. Но, важно отметить, что они не просто учат язык – ни учат его в профильных центрах в зависимости от той специальности, которую они выбрали в дальнейшем. Таким образом, изначально уже они выучивают профессиональную лексику: будущие доктора – медицинскую, будущие инженеры – техническую и т.д. Конечно, есть сложности с погодными условиями – трудно адаптироваться к зиме и холодам. Третья проблема – адаптация социальная: не каждый с легкостью находит общий язык с другими студентами. Конечно, везде есть иностранные студенты, и они общаются между собой, возможно, чуть больше, потому что они находятся в особенном положении. Но общаться необходимо со всеми. Конечно, обучение в университете — это большие возможности. Открыть для себя культуру другой страны и не только одной, а разных стран, познакомиться с людьми, обрести знания. Наши студенты очень ценят это.
– Есть ли сейчас сложности с точки зрения не толерантности по отношению к Вашим согражданам?
– Сказать, что проблемы совсем не существует я не могу, но за последние годы очень многое изменилось. Люди стали более толерантными и более открытыми, потому что сейчас все много путешествуют, огромный поток информации идет через Интернет – у людей есть возможность увидеть мир во всех его красках, увидеть других людей, открыть для себя другие культуры. Конечно, раньше этого не было. Многое изменилось в восприятии людьми других людей, конечно, в лучшую сторону.
Надо понимать, что у некоторых людей нетолерантное отношение — это часть воспитания. Но это отдельный пример, а не тенденция. Ведь в нашей стране тоже есть разные этнические группы. И порой это тоже не так просто. Вопрос в другом: в России по африканцу сразу видно, что он иностранец, ему не скрыться, его ни с кем не перепутаешь – цвет кожи выдает его. Но в целом интеграция проходит хорошо.
– Студенты, как правило, уезжают или остаются?
– По нашим наблюдениям, большинство студентов, закончив учебу, возвращаются домой. Остаются они в редких случаях – как правило, если находят здесь семью, женятся, выходят замуж. Конечно, бывают исключения) Но, например, в этом году 25 студентов в конце учебного года вернулось в Гвинею-Бисау, а та часть, которая осталась, продолжила обучение.
– Студенты приезжают в большие города?
– Все зависит от Министерства образования, которое помогает студентам и распределяет их по учебным заведениям. Но на данный момент наши студенты есть и в Орле, и в Воронеже, и в Астрахани, и в других городах. Конечно, и в Москве, и в Санкт-Петербурге.
– Какие культурные мероприятия проводите Вы в России?
– В Москве каждый год 25 мая мы отмечаем День Африки. И это большой праздник. Послы разных африканских стран собираются вместе в РУДН и представляют культуру своих стран: музыкальные номера, танцы, театр. Мы делаем это для всех – приглашаем своих сограждан и российских зрителей, чтобы они увидели и разделили с нами красоту культур африканских стран. В этом активно участвуют и студенты.
В разных университетах проводятся интернациональные фестивали: каждая страна предоставляет в какой-то определенный день себя и свою культуру: в один день – Россия, в другой день – Англия, в третий – Гвинея-Бисау… Каждый получает возможность заявить о себе.
– Большая ли диаспора у Вас в России?
– У нас небольшая диаспора – около 50-100 человек. Большинство из них это те, кто приехал сюда учиться, но остался по воли судьбы. Конечно, у них возникают определенные вопросы по документам, по работе, по получению гражданства. Они обращаются к нам. Мы им помогаем согласно законодательству РФ. Ведь если они приехали в страну, то они должны соблюдать местные традиции, правила и законы.
Иногда нам приходится сталкиваться с вопросом дискриминации. Например, когда детей устраивают в школу или детский садик. Мы в таком случае формируем официальный запрос в МИД и просим помочь в сложившейся ситуации.
– Порой проблемы у мигрантов возникают просто от того, что они не знают законов…
– Весной этого года в Московском Доме Национальностей прошел Конгресс Африканских стран, где мы обсуждали создание департамента или какой-то другой структуры, которая бы решал бы вопросы африканских граждан в России. Так случается, что мигранты не знают своих прав и обязанностей, и это влечет за собой много сложностей. И на данный момент нет единой структуры, которая могла бы информировать людей, которые приезжают в Россию – помогать им немного с языком, рассказывать о традициях, культуре, особенностях менталитета. А когда люди не знают куда обращаться, они оказываются изолированы. И это большая проблема. В стране обязательно должна быть некая форма двустороней коммуникации: с одной стороны – государства, а с другой сторон – приезжающих граждан.
– Есть ли какой-то мировой пример миграционной адаптации, который Вам кажется правильным?
– Я знаю, что есть страны, в которых для мигрантов создаются все условия, чтобы им хотелось остаться – пособия, работа, образование, жилье – как только мигрант приезжает, то в кратчайшие сроки решаются все эти вопросы. При этом, в первую очередь, они обучаются языку, потом им находят работу по специальности с достойной заработной платой, помогают с документами и жильем.
В России пока что мигрант должен разбираться сам – и с жильем, и с работой, и с документами. Хотя за последние годы в России многое изменилось.
– У вас в Гвинее-Бисау есть мигранты?
– У нас есть, конечно. К нам приезжают жители соседних стран, потому что там, например, идет война или тяжелая экономическая ситуация. Если это военные беженцы, то у нас существует специальная программа по адаптации таких людей. Для других – это зависит от категории. Например, если человек готов приносить пользу на государственном уровне – ученые, спортсмены, – то, конечно, мы способствуем оперативно. Для граждан, которые приехали на заработки, существует свой порядок действий.
– Что Вы можете пожелать ФМР?
– Я желаю продолжать работу, расширяться и создать единую структуру для работы с гражданами из африканских стран. Например, объединить под своим началом послов, чтобы мы могли создать платформу для решения вопросов на официальном уровне.

Вам также могут понравиться