Очень важно любить то место, где ты находишься

– Вы живете в Москве уже более 20 лет. Как все это начиналось?
– Я приехал в Москву в 1995 году, чтобы учиться в МАДИ. Но все оказалось не так просто: сначала я собирался учиться на инженера-архитектора, но наш декан болел склерозом, и было совершенно невозможно решить ни один вопрос. А вопросов было много, ведь я только приехал – я не знал ни слова по-русски, жил в общежитии, в городе ориентировался плохо. Каждый раз выходила одна и так же история: заходишь в кабинет, называешь фамилию, имя, озвучиваешь вопрос – она внимательно слушает и через пять минут спрашивает все заново. Какое-то время мы пытались повлиять на ситуацию, но потом я не выдержал и решил поменять институт – пошел в Физкультурный институт, стал учиться на реаниматолога. Но на этом я не остановился – в 2000 году я поступил на юридический факультет и через пять лет закончил и его. Но надо заметить, что по первой профессии я не особо работал – больше всего мне пригодились мои юридические знания.

– Какие были сложности, когда вы только приехали? Были ли моменты, когда хотелось уехать?
– В любом начинании есть сложности. Если человек адекватный, он это понимает и относится к этому терпимо. В жизни ничего без сложностей не получится. В начале было сложно все: понимать чужой язык, людей и атмосферу, привыкать к погоде. Например, праздники у всех свои, традиции у каждого разные. Но, как известно, «привычка свыше нам дана, замена счастию она» – со временем ко всему привыкаешь. Важно понимать, что, если ты хочешь здесь учиться, ты должен перестраиваться.

– Да. Но тогда были особенно сложные времена… И не только для иностранных граждан…
– Да. Люди не понимали, что происходит, куда все движется. В 1998 году случился дефолт, что еще сильнее усложнило ситуацию, и только с 2000-х началось улучшение. У меня только после 2000-х появилась возможность заняться своим бизнесом, потому что до этого я учился, и, если честно, то не существовало никаких правил. Это были «бои без правил». Я начал серьезно работать только в 2002 году
Конечно, я подрабатывал и до этого – когда был студентом. Как говорится, если хочешь большего, то потрудись. Родители давали деньги на жизнь, а если развлечься или что-то особенное, то это уже самому приходилось зарабатывать.

– А что вы делали?
– Все делал. И грузчиком работал, и разнорабочим. Что предлагали, то и делал.

– Почему Вы остались?
– Конечно, главной причиной послужило то, что на момент принятия решения о том, что делать дальше, у меня была русская жена. Мы с ней познакомились во время учебы. Предвидеть будущее невозможно, тем более, когда мы молодые. Но если есть семья, то хочется строить свой дом, хочется заботится о близком человеке. Поэтому я остался и стал устраивать свою жизнь в России.
Когда ты молод и одинок, ты можешь путешествовать, все бросить, начать заново – это происходит, как правило от неопытности и жизненной наивности, а когда человек семейный или повзрослевший, то он уже не хочется никуда бежать, не хочет искать приключений – у него есть определенные цели и задачи. Он действует более разумно и рационально.

– Сложно ли вам вести бизнес в России?
– Бизнес вести не сложно. Сложно с определенными категориями людей. Эти люди все портят – нереальными требованиями и условиями, в которые они ставят бизнесменов. Чтобы что-то получить необходимо пройти невероятно тернистый путь, полный разных препятствий. Нужно пройти через некие этапы, организованные этими людьми, и каждый этап организован так, чтобы осложнить жизнь бизнесменам.

– Вы сталкивались с подобным опытом где-то кроме России?
– Да. Например, у нас в Марокко абсолютно такая же ситуация. Просто марокканцы люди менее терпеливые, чем русские. В Марокко если какай-то человек сильно мешает людям, то они могут выступить против него и добиться наказания. Русские люди не просто очень терпеливые, но они еще и все готовы к этому.
Очень много инвестиций ушло из нашей страны – я имею ввиду Россию. А какая бы не была богатая страна, ей необходимы инвестиции. Это мотор, который продвигает ее вперед, дает возможность развиваться. Это все равно как красивая женщина – чтобы ее красота раскрылась, ее надо одевать, за ней надо ухаживать, она должна родить детей для продолжения своей красоты в мире. Если никто не будет о ней знать, она будет как одинокий цветок в пустыне. Если в страну не инвестировать, то какая бы она не была, она долго не продержится. Инвестор – это не просто деньги, он – «экономический» посол. Инвестируя в нашу страну, он автоматически становится везде ее представителем. И если дела его будут успешны, то он будет хорошо относится к нашей стране и другим хорошо о ней рассказывать. А если он столкнется с трудностями и курьезами, то у него создастся отрицательный образ, он уже будет его тиражировать везде. И другие, не зная, будут прислушиваться к нему и относиться также. Нужно создавать условия для привлечения бизнеса…

– Но везде существуют свои плюсы и минусы…
– Конечно! Но, что интересно в мире: представьте поле или пустыню – одинаковая трава или цветы, или одинаковый песок. Однообразие. Может быть красиво, но быстро надоест. Быстро потеряешь интерес. Разнообразие – это основной божеский дар. Существуют люди, природа, архитектура – все разное. И в этом разнообразии плохие люди тоже нужны… Зачем? Чтобы люди знали, что хорошо, а что плохо. Чтобы могли ценить хороших.

– Велика ли марокканская диаспора в России?
– Марокканская диаспора не очень большая. В большой степени все обрусевшие, приехавшие очень давно. У некоторых уже даже внуки подрастают.Студентов очень много. Но если раньше все направлялись в такие большие города, как Москва, Киев, Ереван, то сейчас едут в разные города, не только в Москву. Москва – дорогой город.
Моя семья исторически связана с Россией. Мы были одними из создателей коммунистической партии в Марокко. Мои старшие братья еще в начале 70-х годов стали коммунистами. В 1984 старший брат приезжал в Россию (тогда Советский Союз) в рамках делегации смотреть образцовый коммунистический режим. А в 1988 году уже средний брат приехал учиться. Он был первым. А я присоединился к нему в 1995. Другой брат приехал в 1998. Сестра вышла замуж за марокканца, который приехал в Россию еще в 1987.
На сегодняшний день я живу в России дольше, чем в Марокко, и когда думаю, я уже думаю по-русски. За 23 года я приобрел очень много близких друзей – у меня их здесь даже больше, чем в Марокко.

– Что вы можете пожелать Федерации мигрантов России?
– Хочу пожелать всего самого хорошего. Желаю, чтобы она добилась больших успехов и не только в области мигрантов. Важно отметить, что, когда мы только создавали Федерацию мигрантов России, ее миссия была сделать крепкий мост между Россией и людьми, которые приезжают из разных стран. Чтобы люди не терялись.
Когда у меня был декан, который страдал склерозом, я понял, как сложно жить, когда тебе никто не помогает. Когда человек, который должен решать твои проблемы, не может этого сделать. Федерация – это мост, по которому мигранты должны уверенно «идти к нашей стране»: чтобы они не боялись коррупции, людей, которые наживаются на беде других. Все должно быть устроено так, чтобы человек, прошедший через все это, возвращался бы по этому мосту обратно в свою страну и становился бы там послом нашей страны.

– В последние годы многое изменилось…
– Все равно жизнь для мигрантов очень сложна. Мы всегда говорили об этом, но нас никто не слушает. Важно решить, чего ты хочешь: использовать людей разово или долгого взаимодействия. Мы не оцениваем труд мигрантов – тех людей, которые приходят и уходят. Я же был студентом, я работал, кто-то ко мне хорошо относился, кто-то плохо. Я все это помню. И делаю выводы. А ведь некоторые делают выводы по одному человеку о целом народе. Это опасно.
Знаете, многие из тех, кто учился в России стали в своей стране сейчас стали президентами, министрами. И как бы нам было выгодно и интересно, чтобы у них было хорошее мнение о России, чтобы они были расположены к нам, потому что когда-то мы хорошо отнеслись к ним. Очень важно понимать это и учитывать. А у нас об этом не думают.
Это как в магазине: любой клиент, который приходит, должен влюбляться в магазин, в товары и приходить только в этот магазин. И тогда враги станут друзьями. Сейчас, к сожалению, человек рассматривается только в краткосрочной перспективе.

– Москва – город стресса. Как вы с ним боретесь?
– Мне помогает любовь. К России. К Москве. Это же очень важно любить то место, где ты находишься. И для многих мигрантов это проблема, которую в числе прочих Федерации мигрантов России предстоит решать.

Вам также могут понравиться