Африка остается до сих пор неизведанным континентом

– Вы в Москве уже очень много лет. Расскажите, пожалуйста, как Вы приехали и как остались…
– Я прилетел в Советский Союз 5 сентября 1985 года. Когда я учился в школе я мечтал стать коммунистом. Мне казалось, что коммунизм изменит жизнь в моей стране. Я знал, что я выучусь в коммунистической стране, вернусь в Бенин и построю там счастливое общество. Я учился очень хорошо, и вот в один прекрасный день я услышал по радио, что есть возможность полететь в Советский Союз. Всего 2 места. Я бегом приехал в офис, где оформляли анкеты. Все заполнил. Был там один пункт, где было необходимо указать три страны, в которые готов ехать. Я во всех трех пунктах написал «Советский Союз». По отметках я проходил, и мой перевод в Московский институт нефти и газа утвердили. Я не знал ни слова по-русски, даже никогда не слышал русскую речь.
Я знал только, что это страна Ленина, и что там все красные. Тем не менее я побежал домой и радостно сообщил новость всей семье. Услышав ее, моя мама заплакала – она сама-то без образования, в семье 11 детей, и вдруг ее сын едет куда-то на другой конец Земли! Она побежала в деревню и всем рассказала об этом удивительном событии. Родственники, друзья, знакомые и незнакомые – все в деревне участвовали в моих сборах – собрали, что могли – 15 долларов. Мама отдала их мне вместе с целлофановым пакетом – чемодана у нас не было – в пакете лежал свитер, коробка сахара, банка сардин, я доложил тетради по физике и математике. Так с пакетом я и сел в самолет.
По приезду нас определили в Новомосковск, город в Тульской области. Приехали вечером, очень поздно, поселились в общежитии. В каждой комнате было по 4 человека, кухня непонятно как далеко, одна на пол этажа. Что есть не поймешь. Алфавит не поймешь. Что говорят не поймешь. Подумал я и на третий день решил, что все, хватит! Пошел к ректору и сказал, что хочу вернуться. Он удивился, мол, ты же только приехал! А я говорю – уезжаю домой и точка. Тогда он попросил меня прийти через неделю, так как ему было необходимо время на оформление документов и визы. Я пришел через неделю – виза не готова. Пришел еще через неделю. Снова не готова. Прошло полтора месяца. Вдруг, проснувшись однажды утром, я понял, что я стал различать и понимать отдельные слова. Посмотрел вокруг – думаю, раз другие могут, то и я смогу. Оделся, пошел в деканат, говорю: «Юрий Юрьевич, я передумал, я решил остаться, верните мой
паспорт». Он посмотрел на меня, открыл тумбочку, достал мой паспорт и сказал: «иди учись, парень».
Со временем мы (иностранные студенты) стали говорить отдельные слова, у нас появились друзья. Наш учитель по русскому водил нас везде. Стоит отметить, что в Новомосковске мы практически всегда ездили на автобусе бесплатно. На рынке нам бабушки картошку бесплатно давали. Если мы приходили в цирк, то представление останавливалось – все смотрели на нас.
А на следующий год уже стали учиться в Москве, в Институте нефти и газа. Было очень сложно и лекции записывать, и учиться – там, где наши русские друзья тратили час, нам приходилось тратить пять. Но мы справились, и я настолько хорошо защитил диплом, что мне сразу предложили остаться в аспирантуре, а потом после завершения аспирантуры я остался преподавать. И дошел до должности профессора.
Знаете, когда я был профессором, я читал во время лекции стихи Пушкина и даже мог танцевать. Мне было важно, чтобы студенты видели во мне не только профессора, но и представителя своего народа, который умеет ценить культуру своей страны и страны, в которой он живет.
В 2012 году мне предложили стать послом Бенина в России. И четыре с половиной года я делал все, чтобы сблизить Россию с Бенином.

– Но еще задолго до этого Вы возглавили Ассоциацию иностранных студентов…
– Я создал Ассоциацию иностранных студентов в 1996 году. Сегодня эта организация объединяет около 200000 человек из 165 стран мира. Сначала мы помогали всем иностранным студентам, не учитывая их национальные особенности. Потом я попытался найти лидеров разных национальных
диаспор среди иностранных студентов и выпускников и собрать их всех вместе в МГУ. Когда я руководил Ассоциацией иностранных студентов, у меня было 11 членов исполкома – это
были представители различных регионов. Со временем он расширился, потому что я старался сделать так, чтобы в исполкоме непременно был представитель от каждого региона. Это был рабочий орган, который каждую неделю встречался и принимал важные решения. Дальше был координационный совет – представители различных ВУЗов. Каждые полгода я их собирал, все вместе мы обсуждали и утверждали программу. Раз в два года собирался Конгресс, члены Конгресса переизбирали президента. Филиалы Ассоциации иностранных студентов существовали в десятках городов России.

– Какие проблемы в основном возникают у мигрантов?
– Мигранты во всех странах являются источниками развития экономики. И самое интересное, что они выполняют такие работы, которые коренное население выполнять не хочет. В стране, где подход к мигрантам решается неправильно, они становятся угрозой.
В России к мигрантам нужен особый подход. На данный момент существует ряд вопросов, которые необходимо решать: в первую очередь, вопрос нелегальных мигрантов. Например, когда я работал в Ассоциации иностранных студентов, я находил нелегальных мигрантов и по возможности помогал им решать вопросы. Но мне приходилось долго завоевывать их доверие. Когда люди прячутся, они всего боятся и порой вынуждены делать противозаконные действия. Во-вторых, надо решать вопросы трудоустройства: многие мигранты из африканских стран хотят работать, как положено, со всеми документами, но им не дают, и основная причина этого – сложность оформления документов. В-третьих, надо стараться создавать мигрантам благоприятные условия, максимально приближенные к условиям, в которых живут граждане страны пребывания. Законодательство должно быть таким, чтобы каждый мигрант мог участвовать в развитие экономики и знать, что него есть определенные права.
Важно еще и другое. Мигрантов можно разделить на несколько категорий по принципу того, как они приезжают в Россию.
Большая часть мигрантов на сегодняшний день – это граждане СНГ – это принцип добрососедства. Они знают русский язык, знают обычаи и традиции, им понятен менталитет, им легко адаптироваться, у многих здесь есть родственники или знакомые.
Есть вынужденная миграция – то есть те, кто мигрировал из-за войны в своей стране. Те, которые попали в Россию, убегая от опасности. Те, которые просили политического убежища. Стоит отметить, что часть из них его получила, а многие не получили, и они растворяются среди населения и живут без документов.
Отдельная категория – студенты. Есть те, кто приезжают под предлогом учебы, но на самом деле никогда не учатся. Но многие студенты приезжают и оказываются обманутыми, потому что на Родине им обещали одно – некоторые даже платили деньги за то, чтобы приехать – а когда они приезжают, то остаются ни с чем. Прилетают в Шереметьево, их никто не встречает. И они оказываются в очень сложном положении.
Другая группа – трудовые мигранты. Многие африканцы хотят работать легально – и готовы браться за любую работу, но оформить документы очень сложно. Тех, кто работает в России, не
очень много, но тем не менее, такие специалисты есть и компании их приглашают. Очень важно разделять мигрантов и проводить их адаптацию согласно особенностям каждой отдельной группы. Например, если есть талантливый студент, и его заметила компания или университет, то можно сделать так, чтобы автоматически компания или университет могли оформить этого студента себе на работу. Эта система существует во всем мире. Многие мои друзья и знакомые,
которые учились во Франции сейчас возглавляют французские компании в Африке. Это крайне удобно, как и французской стороне, так и африканской. Но в России такая система пока не действует.

– Недавно Вы приняли участие в заседании Конгресса Африканских диаспор…
– Хорошо, что ФМР взяла Конгресс Африканских диаспор под свое крыло. Жаль, что собралось не так много людей, как хотелось бы, но даже, если только 5 или 10 человек начнут работу и покажут на практике, что они могут решить проблемы мигрантов, это уже будет хорошим началом большого и важного пути. Конгресс Африканских диаспор должен помогать выходцам из Африки адаптироваться в рамках страны, но при этом сохранять свои традиции. Пока человек помнит, он живет полноценной жизнью, но при этом важно, чтобы рядом был тот, кто подскажет ему, кто поможет. Когда я возглавлял Ассоциацию иностранных студентов, я настолько грамотно решал сложные вопросы, что меня звали всегда, как только что-то случалось. Однажды в Воронеже убили студента из Африки прямо на территории института: три дня митингов, ни ректор, ни мэр не могут ничего решить. Пригласили меня – я встретился со студентами, выслушал их, и все решил путем переговоров, потому что они видели, что я предпринимаю меры для предотвращения подобных ситуаций впредь. Потом был похожий случай в РУДН – приехало много журналистов, студенты хотели проводить митинг – но мне удалось решить и эту ситуацию – мы провели дополнительное освещение, нашли компромисс. Реальные дела имеют значение.

– Что Вы можете пожелать Федерации мигрантов России?
– Пожелать хочу удачи и продолжать работу. Помогать мигрантам – это непростая миссия, но она необходима. Пусть ФМР объединит всех мигрантов со всех континентов, пусть находит возможность помочь решить те проблемы, которые возникают, пусть обращает внимание на потребности людей. Пусть набирают кадров, которые понимают сущность проблем диаспор.

Вам также могут понравиться