У каждого африканца в России есть своя история

– Как Вы оказались в России?
– Я всегда отвечаю на этот вопрос – «это судьба». Я никогда не мечтал, что приеду в Россию и буду здесь жить и работать. Я никогда даже не думал об этом. Более того, я должен был ехать в Канаду, чтобы получать образование, но волею судеб вышло так, что я получил распределение и стипендию в Российскую Федерацию. Между государством Бенин, откуда я родом, и Российской Федерацией уже много лет существует соглашение о студенческом обмене. Так я и попал в Россию.
Когда я приехал, я ничего не знал о России, я ни слова не говорил по-русски. Вначале было очень сложно, потому что все надо было начинать заново в абсолютно чужой стране: язык другой, алфавит другой, люди другие, менталитет другой. Единственное, что мне понравилось, это то, что есть много красивых девушек – куда бы я ни шел, везде были очень красивые девушки.
На первом курсе у меня сразу появились друзья. Они помогали мне с учебой и с бытом, помогали адаптироваться в России и находить ответы на возникающие вопросы.

– Что было самое сложное?
– Знаете, мне всегда было холодно – я никак не мог привыкнуть, что девять месяцев в году холодно. И конечно, были сложные времена, когда появились скинхеды. Это был очень большой стресс для всех моих сограждан и не только. Нам приходилось везде ходить группой, а это значит, что ты уже не чувствуешь себя свободным человеком, оказываешься поставленным в определенные рамки. Конечно, не всегда у друзей была возможность пойти вместе со мной – приходилось ходить и одному. Был момент, когда на меня хотели напасть. Но все обошлось, потому что я всегда был очень бдительным и умел предвидеть опасность и решить сложную ситуацию мирным путем.

– Почему Вы решили остаться в России?
– У каждого африканца в России есть своя история. Что касается меня, то я всю жизнь жил как боец. Мне никогда ничего не давалось легко.
Когда люди смотрят на меня, они думают, что я остался здесь, потому что в Африке все очень плохо, люди голодают, работы нет, нищета и ужас. Мне всегда было смешно это слышать, потому что это далеко от правды, потому что, когда люди живут без информации, они верят в то, что им говорят и показывают. Я не обвиняю людей, которые так думают, но меня пугает эта необразованность и непросвещенность. И ведь это так повсеместно – в России люди ничего не знают об Африке, в Африке люди ничего не знают о России.
Я из хорошей семьи, у меня в Африке есть дом. У меня два высших образования и, если я вернусь обратно к себе, я найду хорошую работу и буду жить нормально. Я не знаю ни одного человека, который бы получил образование в России, а потом не смог бы найти работу в Африке.
Я остался в России из-за своей жены, о чем я абсолютно не жалею. Я верю, что все, что происходит в моей жизни, все к лучшему.

– Так говорит русская пословица…
– Это не только русская пословица, это моя жизненная позиция. Много из того, что говорят в России, говорят и в Африке. Моя жена – единственная дочь матери. Когда мы закончили учиться и встал вопрос о том, что делать дальше, ее мама часто болела и оставить ее было для моей жены совершенно невозможно. Я подумал: «я мужик и неважно, где я нахожусь, я смогу организовать работу и жизнь. Если мы останемся, мы сможем помогать ее матери, а у моих родителей детей много – четверо – так что и без меня там есть, кому о них позаботиться».
Знаете, в Африке семья – это высшая ценность, это основа жизни. Там невозможна такая ситуация, чтобы бабушка одна умерла в своей квартире и ее нашли только бы через несколько дней. В Африке мы заботимся друг о друге и о всех пожилых людях как о своих родных.

– Чем Вы стали заниматься, когда приняли решение остаться?
– Это был 2008 год. Я закончил институт и дал себе 3 года на то, чтобы организоваться с работой и бизнесом. Я решил, что, если через три года не получится, то я уеду обратно, потому что семью надо кормить.

– Судя по тому, что вы здесь, у вас все получилось…
– Не скажу, что все получилось, но я вижу перспективы. Сложности есть всегда. Жизнь без сложностей неинтересна. Но если бросить сейчас, то значит, что все, что было сделано до этого, было сделано впустую. Дойти до конца и реализовать все то, о чем мечтал – это очень стимулирует.

– Расскажите о создании вашей организации «Дом Африки».
– «Дом Африки» – это очень давняя история. Когда я познакомился с женой, я работал в огромной французской строительной компании – по образованию я инженер. Однажды мы с женой сидели и обсуждали наше будущее и будущее наших детей, которых тогда еще и не было. Где мы будем жить через десять лет? В России? В Африке? И я понял тогда, что дом и семья могут быть в разных местах. Ведь мой дом Африка, но семья моя теперь уже в России – моя жена и дети. И важно не то, где ты живешь, а важно, какое наследство ты оставишь детям. Культурное наследие в первую очередь.
Я много общаюсь с людьми и вижу, как люди на меня смотрят, как они обращаются со мной. Как будто я необразованный, из какой-то бедной страны, как будто второй сорт человека. В других странах мира этого нет, там нет разницы между «черным» и «белым». Знаете, почему? Потому что в России почти ничего не знают об Африке, о ее культуре, истории, традициях и обычаях.
Необходимо разрушать стереотипы, которые существуют в России об Африке и в Африке о России. Если нам удастся создать систему взаимодействия двух стран, то лет через 20-30 мы будем уверены, что нашим детям будет комфортно жить и в России, и в Африке, потому что будет неважно, какого цвета кожа и где ты родился.
Все эти разговоры привели к тому, что мы с женой создали НКО «Дом Африки». Финансировали все сами: работали и каждый откладывал что-то для «Дома Африки» из полученных денег.
В рамках «Дома Африки» мы стали организовывать Фестиваль Африканской культуры. Это было удивительное мероприятие, которое достаточно быстро стало пользоваться популярностью у людей – на Фестивале были и национальные танцы, и мастер-классы и дегустация блюд, и показы национальных костюмов и многое другое. Мы провели его три раза – собирали более 20 000 человек за 2 дня.
К сожалению, мы столкнулись со сложностями при поиске финансирования на этот фестиваль. Ко всему новому люди относятся с осторожностью, а когда Фестиваль стал уже известным и стал привлекать людей возникли другие сложности, и нам пришлось отказаться от него.
В данный момент мы проводим реорганизацию «Дома Африки». Раньше все дела я вел сам совместно с моей супругой, а сейчас мы нашли партнеров, которые хотят присоединиться. У нас отличная команда и огромные планы – как на территории России, так и в Африке. Нам важно наладить связь между двумя континентами. И это касается и студенчества, и бизнес отношений.

– Сейчас много студентов приезжает?
– Меньше, чем во времена СССР, но тем не менее последние годы количество их растет. Есть разные пути приезда студентов из Африки: кто-то приезжает по квотам, кто-то на основе контрактных отношений. «Дом Африки» в последнее время стал активно сотрудничать с ВУЗами. Например, в конце апреля мы с представителями одного российского ВУЗа летим в Африку и будем проводить там Олимпиаду на выделение квот, чтобы африканские студенты смогли приехать учиться в Россию. В ближайшем будущем мы планируем организовать обмен между российскими и африканскими ВУЗАми как среди студентов, так и среди преподавателей. Открываем школы русского языка в Бенине. Есть и другие интересные проекты. Например, создание российского культурного центра в Африке.
Планируем и проведение ряда бизнес мероприятий, которые позволят российским бизнесменам начать или развить свой бизнес на Африканском континенте. Африка мало участвует в международных мероприятиях, поэтому проще организовать что-то в Африке, чем пригласить специалистов из Африки в Россию. На данный момент мы согласовываем проведение Международного бизнес форума в Бенине, на котором будут обсуждаться важные вопросы по взаимодействию России и Африки.
Вместе с моими партнерами мы планируем сделать курс лекций и встреч по Африке, а также запустить канал на youtube.com, где будем рассказывать об Африке и ее особенностях.
Недавно мы были в Крыму, в Симферополе, переговорили с руководством о проведении мероприятий посвящённых Африканской культуре. Они высказали большую заинтересованность.

– Что Вы можете пожелать Федерации мигрантов России?
– Могу пожелать, в первую очередь, долгих лет существования, точнее бесконечного существования. Чтобы та команда, которая управляет, работала так грамотно, чтобы мигранты могли жить комфортно на территории России.
И надеюсь, что в ближайшем будущем я вступлю в организацию – стану ее членом, чтобы внести свой вклад в организацию. Чтобы создавать хорошее будущее для наших диаспор. И чтобы думать, как развивать себя, чтобы те, африканцы, которые живут в других странах, узнали о ФМР и могли обращаться в нее в случае необходимости.

.

Вам также могут понравиться