Какие, на Ваш взгляд, другие сервисы необходимы мигрантам для лучшей адаптации?

Вадим Викторович Коженов, президент Федерации мигрантов России
Я думаю, что на данный момент Федерация предоставляет мигрантам весь комплекс услуг, за исключением массового и организованного трудоустройства. Мы помогаем отдельным людям, которые обращаются к нам, но в планах у нас создание биржи труда, которая принимала бы заявки от крупных работодателей и организованно направляла бы трудовых мигрантов к ним на работу.
Сложность в том, что в нашей непростой экономической ситуации все очень непредсказуемо, работодатель может разориться, люди останутся без зарплаты и будут обвинять нас, что мы их отправили к такому работодателю. Либо работодатель может оказаться обманщиком и просто не выплатить рабочим зарплату. В подобных случаях будет много проблем и надо придумать защитные или страховые механизмы защиты от таких ситуаций. Мы работаем над этим, надеюсь мы сможем решить эти вопросы до конца года.

Вячеслав Александрович Поставнин, президент фонда «Миграция XXI век»
На данный момент уже создан целый ряд услуг для мигрантов. Чего действительно не хватает – это оказания юридической помощи мигрантам при нарушении их прав со стороны сотрудников полиции, работодателей и судов!

 

Магомед Владимирович Ажуев, председатель Комиссии по религии Общественного Совета при Постпредстве Республики Дагестан в Москве

Мигрантам нужны все те же сервисы, как и всем другим людям. Конечно, вопросы террористических угроз, правонарушений, фактах коррупции и проявлениях экстремизма очень важны. Но для мигрантов актуальнее вопросы, связанные с защитой их прав (о которых они могут и не знать), вопросы медицины, образования для детей, вопросы финансовой грамотности и собственной безопасности. При обращении в подобный сервис мигранту важно быть уверенным, что такое обращение не обернется ему проблемами.

Одна из проблем мигрантов – социализация. Мигранты прибывают в Россию не для того, чтобы сменить свою идентичность и культуру на местную. А местные жители чувствуют дискомфорт от чужеземцев, которые рассматривают их пространство как способ для заработка и вовсе не собираются принимать и соблюдать местные традиции и обычаи. У мигранта не будет запроса на сервисы, обогащающие его знаниями российской культуры, если он нигде не должен за эти знания отчитаться. С другой стороны, если не сам мигрант, то его дети будут заинтересованы в социальном росте, в росте в том социуме, который они не ощущают своим, который их не ощущает своими. И здесь одними сервисами не обойдешься. Но еще до того, как возникнут вопросы социального роста, мигранту важно ощущать свою причастность к какому-либо сообществу. И важно, чтобы это сообщество не маргинализировалось, отсюда могут быть сервисы, связанные с просвещением, культурой, образованием, позволяющие мигрантам интересно, продуктивно, но не обязывающе, проводить свой досуг, развивать коммуникации.
Финансовые, правовые сервисы – все это важно для мигрантов. В таких сервисах существенна не просто возможность спросить. Чтобы спросить, надо вообще хоть как-то знать о существе вопроса. Важна просветительская составляющая, работа специализированных СМИ, информационных источников. Сервис возможности обращения к профессиональным психологам во многом поможет адаптироваться к тем или иным ситуациям, проживаемым мигрантом впервые, поможет избежать риска перехода напряжения в насилие, деструктивное поведение, поможет сохранить здоровую самооценку, самость и позволить быть достойным, счастливым человеком даже при таких непростых поворотах судьбы, связанных с переменой города, региона, страны, а порой и континента проживания.

Даттан Наир, член исполкома Индийского бизнес альянса
«Все знаем, что сам по себе процесс адаптации очень сложный. Для того чтобы человеку адаптироваться к той или иной ситуации, необходимы время и соответствующие условия. С нашей же стороны, стороны Федерации мигрантов России, требуется выполнить эти два пункта: создать приезжающему в Россию человеку благоприятные условия для адаптации и дать на неё время.
В моём понимании, для того чтобы адаптироваться, человек должен влиться в конкретное общество. Встает вопрос: каким образом это можно сделать? В первую очередь, в этом нам поможет язык. Я считаю необходимым создание языковых центров для изучения мигрантами русского языка как иностранного. Через него они будут знакомиться с русскими традициями, русской культурой и таким образом они смогут влиться в российское общество – стать его частью.
Стоит обратить особое внимание на кадры будущих языковых центров: необходимо подобрать таких педагогов, которым самим будут не чужды язык и культура обучаемых ими мигрантов. Предположим, приехал молодой человек из Таджикистана. Ничего и никого здесь не зная, первым делом он, конечно, отправляется в такой центр, но там нет его соотечественников, тех, для кого таджикский язык был бы родным – он чувствует себя некомфортно, может даже появиться страх. Для преодоления подобных психологических барьеров и необходимы либо преподаватели-таджики, либо старшие товарищи, которые на первых порах смогли бы оказать необходимую помощь и поддержку. Таким образом будет найден правильный и, что самое главное – индивидуальный подход к обучению каждого, кто придёт в языковой центр. Потому как все мы знаем, что работать к нам приезжают малообразованные и низкоквалифицированные мигранты, соответственно, им не подойдут общие методики обучения.
Как правило, их главная цель в России – работа, и по большей части они едут сюда именно за деньгами, а не социокультурной адаптацией. Однако данный процесс необходим как им, так и нам самим. В связи с этим я считаю, что для того, чтобы этот тяжёлый, но такой важный адаптационный период прошёл максимально быстро и гладко, нужно создать такие языковые центры и постепенно ввести их в русскую образовательную культуру.»

Вам также могут понравиться